Можно ли взыскать с судебного пристава моральный ущерб

Решение суда не исполнялось два года. Юристам удалось взыскать компенсацию морального вреда в пользу компании

Можно ли взыскать с судебного пристава моральный ущерб

02.06.2014

Суть спора:взыскание компанией морального (нематериального) вреда в связи с тем, что в течение двух лет судебные приставы-исполнители не принимали меры для принудительного исполнения судебного акта. 

Результат: впервые в российской практике суд взыскал с ФССП России в пользу коммерческой компании компенсацию морального (нематериального) вреда, ссылаясь на то, что из-за длительного неисполнения судебного акта компания находилась в состоянии неопределенности.

Номер дела: А40-131505/2012 (прошло два круга рассмотрения дела, в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано) 

 
Обстоятельства спора В декабре 2009 года ООО «Руквол-Север» (далее – взыскатель) получило решение о взыскании с другой компании (далее – должник) задолженности почти на 2 млн рублей. Взыскатель подал исполнительный лист в службу судебных приставов, и в начале 2010 года в отношении должника было возбуждено исполнительное производство. Но в течение года приставы не принимали никаких мер для принудительного исполнения решения суда. После письменных обращений к руководству службы судебных приставов какие-то подвижки начались. Но затем дело было передано другому приставу, а в 2012 году в здании службы судебных приставов произошел пожар, и часть документов сгорела. Взыскателю пришлось заново получать исполнительный лист и передавать его приставам. В итоге на то, чтобы приставы хотя бы просто начали вести исполнительное производство по этому делу, ушло более двух лет. Руководство компании не хотело оставлять эту вопиющую ситуацию без реакции.

Что предпринял юрист

Юристы, к которым обратилась компания-взыскатель, приняли беспрецедентное решение – подать иск о взыскании с ФССП России в пользу компании компенсации морального вреда в размере 700 тыс. рублей.

«Наверное, девять из десяти юристов и сейчас скажут, что нельзя взыскивать моральный вред в пользу юридического лица, так как компания не может нести нравственные и физические страдания.

Несмотря на это, для нас вариант взыскания морального вреда в данном случае был единственным.

Иные варианты даже не рассматривались», – рассказывает Михаил Самойлов, старший юрист практики разрешения споров адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры».

Очевидно, что других способов защиты прав компании в данной ситуации просто не было. Какие могли быть варианты? Прежде всего на ум приходит компенсация за нарушение права на исполнение решения суда в разумный срок. Такая возможность предусмотрена Федеральным законом от 30.04.10 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство » (далее – закон № 68-ФЗ). Но в этой ситуации у компании не было права требовать компенсацию. Дело в том, что действие закона № 68-ФЗ не распространяется на требования о присуждении компенсации в случаях нарушения срока исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на денежные средства граждан, а также организаций, не являющихся получателями бюджетных средств (п. 1 постановления Пленумов ВС РФ № 30, ВАС РФ № 64 от 23.12.10). Другими словами, если по судебному акту взыскиваются бюджетные средства и такой судебный акт не исполняется длительное время, то компенсацию по закону № 68-ФЗ получить можно. Если же решение не имеет отношения к взысканию бюджетных средств и должник – обычная коммерческая компания, то закон № 68-ФЗ не применяется. Другой вариант – взыскание убытков (ст. 16 ГК РФ). Для этого нужно доказать факты бездействия пристава, возникновения убытков у взыскателя и наличие причинно-следственной связи между бездействием и возникновением убытков (п. 5 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда , принятого информационным письмом Президиума ВАС РФ от 31.05.11 № 145). Этот вариант тоже не имел шансов на успех, поскольку невозможно было представить в суд конкретные доказательства убытков, которые понесла компания из-за бездействия пристава (фактически прямых убытков еще не возникло).

Разработка правовой позиции. Из содержания статьи 151 Гражданского кодекса следует, что компенсацию морального вреда можно взыскать только в пользу физического лица, поскольку компании не могут испытывать физические или нравственные страдания.

При этом более широкий подход в понимании морального (нематериального) вреда предусмотрен в международном праве, которое в обязательном порядке учитывается российскими судами.

В частности, должна применяться Конвенция о защите прав человека и основных свобод, которая является составной частью российской правовой системы и имеет приоритет над правилами, предусмотренными в законах России (ч. 4 ст. 15 Конституции России).

Источник: https://www.kiap.com/press-centr/public/358.html

С уфссп взыскано свыше 290 тыс. руб. за несостоявшийся отдых должника за рубежом

Можно ли взыскать с судебного пристава моральный ущерб

Промышленный районный суд г. Оренбурга опубликовал мотивированное решение от 7 февраля по гражданскому иску к УФССП России по Оренбургской области о возмещении ущерба за несостоявшийся отдых гражданина-должника за рубежом.

Спор о правомерности ограничения на выезд

Как следует из судебного акта, Виталий Ленинг приобрел туристическую путевку в Тайланд общей стоимостью свыше 212 тыс. руб. для себя и троих несовершеннолетних детей.

При прохождении пограничного контроля в аэропорту ему было отказано в вылете ввиду ограничений на выезд из РФ, наложенных службой судебных приставов в рамках исполнительного производства.

Гражданину с детьми пришлось вернуться в г. Оренбург.

В связи с этим Виталий Ленинг обратился в Сакмарский районный суд Оренбургской области с административным иском к УФССП о признании незаконными бездействия судебного пристава-исполнителя, а также постановления о временном ограничении на выезд из страны.

Административный истец указал, что не обладал сведениями о введении временных ограничений на выезд и не получал соответствующие процессуальные документы.

Также он добавил, что не допускал злостного уклонения от исполнения решения суда об исполнительном производстве, поэтому вынесение постановления о введении временных ограничений на выезд из страны считает неправомерным.

Кроме того, он был лишен права на обжалование этого постановления.

11 сентября 2018 г.

суд признал бездействие пристава, не направившего Виталию Ленингу постановление, незаконным, указав, что таким образом были нарушены его права и законные интересы, поскольку его неосведомленность о данном постановлении привела к отсутствию у него сведений о возможности отказа в выезде за пределы РФ. В обоснование своих доводов суд сослался на ч. 10 ст. 67 Закона об исполнительном производстве.

Также отмечалось, что, поскольку сведений о направлении должнику копии постановления об ограничительных мерах не имелось, законные основания для ограничения его выезда и внесения соответствующих сведений в реестр отсутствовали.

Кроме того, решением того же суда от 13 декабря 2018 г. обеспечительные меры, принятые в рамках исполнительного производства в отношении истца, были отменены, но данное решение не вступило в силу.

Суд взыскал с УФССП ущерб и моральный вред

Считая, что неправомерными действиями (бездействием) ответчика был причинен ущерб, Владимир Ленинг обратился в Промышленный районный суд г. Оренбурга с иском о возмещении материального ущерба на общую сумму свыше 280 тыс. руб.

(стоимость путевки, проживания в гостинице и авиабилетов), а также морального вреда, причиненного лишением возможности запланированного семейного отдыха. Моральный вред истец оценил в 50 тыс. руб.

Также он просил взыскать с ответчика расходы по уплате госпошлины.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал истцу, отмечая, что тот, зная о наличии возбужденного в отношении него исполнительного производства, должен был проявить осмотрительность и поинтересоваться перед поездкой, не вынесено ли ограничение на его выезд за рубеж.

Однако суд пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между ненаправлением приставом истцу постановления о временном ограничении выезда из России и причинением ему убытков, а также доказанностью оснований возникновения ответственности государства за действия должностных лиц по возмещению ущерба.

При этом суд сослался на ст. 1069 ГК, согласно которой вред, причиненный гражданину или юрлицу в результате незаконных действий (бездействия) госорганов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц, в том числе в результате издания не соответствующего закону акта, подлежит возмещению.

Кроме того, доводы ответчика были признаны несостоятельными, поскольку принятие ограничительных мер на выезд за рубеж в постановлении о возбуждении исполнительного производства носит предположительный характер и является правом, а не обязанностью судебного пристава, в то время как ст. 67 Закона об исполнительном производстве обязывает его направить вынесенное постановление должнику. Кроме того, должник по закону не обязан проверять перед вылетом наличие или отсутствие такого запрета.

В отношении возмещения вреда суд принял во внимание, что истец претерпел нравственные страдания из-за невозможности проведения каникул с детьми и был лишен права на свободное перемещение и выезд за пределы страны.

В итоге суд принял решение о взыскании с УФССП свыше 290 тыс. руб. – заявленной суммы материального ущерба, а также уплаченной истцом госпошлины. Моральный вред был оценен судом в 5000 руб.

Отметим, что 29 марта на данное решение была подана апелляционная жалоба со стороны ответчика.

Мнения экспертов: граждане должны быть бдительными

Комментируя «АГ» решение суда, руководитель центра правовой безопасности «Патронус» Екатерина Анисимова отметила, что тема ограничения права на выезд за пределы России весьма актуальна. На основании ст.

67 Закона об исполнительном производстве неисполнение требований исполнительного документа в установленный срок влечет ограничение права выезда за рубеж. При этом выносится соответствующее постановление и направляется сторонам исполнительного производства.

«Это непосредственная обязанность судебного пристава-исполнителя, – пояснила она. – Постановление в пограничную службу уходит посредством электронного документооборота автоматически».

Екатерина Анисимова также отметила, что сумма, взысканная со службы судебных приставов, эквивалентна расходам гражданина с учетом морального вреда, что закономерно. «Но тут хочется встать на сторону ССП, – добавила она.

– Да, в обязанности пристава входит направление всех процессуальных документов сторонам исполнительного производства, однако корреспонденция направляется по последнему известному месту жительства должника.

Тот в свою очередь может сменить место проживания (пребывания), сняться с регистрационного учета по данному адресу, находиться в длительной командировке или отъезде, на стационарном лечении и т.д. Кроме того, нередко должники скрывают от службы приставов свое местонахождение и могут попросту не получить письма».

Эксперт полагает, что в данной ситуации точку ставить рано, так как, в связи с тем что пристав не явился на судебное заседание, остались невыясненными вопросы, которые могут иметь отношение к делу.

«Так, при возбуждении исполнительного производства пристав всегда в своем постановлении предупреждает должника о том, что при неисполнении требований в установленный законом добровольный срок на него может быть наложено ограничение, в том числе на право выезда из страны.

Кроме того, должник знал, что в отношении него возбуждено исполнительное производство, поэтому мог предвидеть такую ситуацию.

Выезд за рубеж – это очень серьезно, и гражданину, который приобрел путевку, следовало проверить наличие в отношении него и членов его семьи, которые вместе с ним собираются пересечь границу, подобного ограничения», – прокомментировала Екатерина Анисимова.

Она добавила, что, если должник действительно исполнил требования исполнительного документа в полном объеме, он должен был, дабы обезопасить себя от подобных проблем, взять у пристава документ, подтверждающий, что в службе в отношении него на принудительном исполнении нет исполнительных производств и все ограничения в отношении него отменены.

Также Екатерина Анисимова добавила, что соответствующую информацию об ограничениях можно проверить на сайте УФССП, однако делать это целесообразно минимум за 10 дней до даты поездки, так как приставу нужно вынести соответствующее постановление и направить его в пограничную службу, а последней – проверить предоставленную информацию. «Более того, при повторном предъявлении исполнительного документа либо возобновлении исполнительного производства судебные приставы не должны повторно уведомлять должника об ограничении права выезда за пределы России», – подчеркнула эксперт.

Адвокат АП Московской области Татьяна Серегина поддержала решение суда, но только частично.

Анализируя обстоятельства дела, в ходе которого и было вынесено постановление о временном ограничении на выезд должника из России, эксперт подчеркнула, что исполнительные действия судебным приставом были совершены во исполнение определения суда первой инстанции об обеспечительных мерах, которое подлежало исполнению немедленно. «На основании данного определения был выдан исполнительный лист с отметкой о немедленном исполнении, – пояснила адвокат. – Хотя по закону пристав не обязан был предварительно уведомлять должника о применении в отношении него исполнительных действий, но при этом он должен был проинформировать его об уже совершенных исполнительных действиях, причем не позднее следующего рабочего дня после дня их совершения. Этого сделано не было. Тем самым вина пристава подтверждается».

Эксперт также обратила внимание, что доказательств, подтверждающих факт надлежащего уведомления должника приставом, также не было представлено суду. Тем самым, считает она, суд верно установил причинно-следственную связь между бездействием пристава и причиненным должнику материальным ущербом.

«Однако факт причинения истцу морального вреда доказан не был, – полагает Татьяна Серегина. – В решении суда не приводятся доказательства (например, медицинские справки), которые представил истец в обоснование таких требований.

В связи с этим вывод суда о факте причинения истцу морального вреда и его объеме безоснователен».

Адвокат добавила, что рассматриваемая ситуация, к сожалению, не случайна: по данным ФССП России, средняя оценка качества работы судебных приставов-исполнителей по состоянию на IV квартал 2018 г. составляет 6,34 из 10. «В такой ситуации должникам можно лишь рекомендовать быть бдительнее и лишний раз выяснять информацию о ходе исполнительного производства», – резюмировала адвокат.

При этом Татьяна Серегина подчеркнула, что для предотвращения и успешного разрешения подобных проблем ФССП целесообразно разработать общие Методические рекомендации о порядке и способах извещения и вызовов должников в исполнительном производстве: «Во-первых, это облегчит работу приставов, поскольку будет выступать наглядным пособием по выполнению конкретных действий. Во-вторых, будет способствовать единообразному формированию способов извещения и вызовов должников».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/s-ufssp-vzyskano-svyshe-290-tys-rub-za-nesostoyavshiysya-otdykh-dolzhnika-za-rubezhom/

Как взыскать с судебных приставов моральный вред? – Адвокат Оксана Смык

Можно ли взыскать с судебного пристава моральный ущерб

Моя доверительница жилав квартире, которая располагается на втором этаже многоквартирного дома. В 2009году один ловкий коммерсант устроил на первом этаже аптеку, козырёк над входомкоторой был устроен как раз под окном её квартиры, но устроен так, что он мешалей: невозможно вывесить бельё, закрывал солнце, на козырьке скапливался мусор.

В том же году моя доверительница с помощью другого адвоката обратилась вмировой суд с иском, в котором потребовала привести козырёк в соответствие сдействующими градостроительными и жилищными правилами. Суд этот относительно несложный иск быстро удовлетворил. Решение не было обжаловано и вступило в силу.

Через некоторое время обнаружилось, что приставы по причинам, о которых можнотолько догадываться, упорно не хотят это решение исполнять.

Сначала судебныеприставы несколько раз обращались в суд с ходатайствами о разъяснении порядкаисполнения решения. Однако несмотря на терпеливо даваемые судом разъяснения поисполнительному производству всё равно ничего не делалось.

Затем исполнительноепроизводство много раз без разумных на то причин передавалось от одногопристава к другому, затем по разным основаниям прекращалось, после чего пожалобам моей доверительницы и по представлениям прокурора (!) сновавозобновлялось.

Моя доверительница несколько раз подавала жалобы на бездействиеприставав как в порядке подчинённости старшему судебному приставу и вУправление Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю, так ив суд. Жалобы в порядке подчинённости традиционно ничего не дали. А вот суднесколько раз признавал действия приставов незаконными.

Причём в отличие оттрадиционных решений по таким жалобам, в которых просто констатируется, чтодействия приставов незаконны и на них возлагается совершение тех или иныхдействий, в случае моей доверительницы Краснодарский краевой суд счёл возможнымдать очень жёсткие оценки работе приставов Прикубанского округа г. Краснодара.Мне кажется уместными привести полную цитату:

«Учитываявышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу о допущенной волоките приисполнении судебных решений, существенном нарушении прав и законных интересоввзыскателя, о ненадлежащем отношении судебного пристава-исполнителя ОССП поПрикубанскому округу г. Краснодара … к исполнению возложенных на негообязанностей и отсутствии должного контроля со стороны старшего судебногопристава отдела за деятельностью своих подчинённых».

Тем не менее, даженесмотря на всё это решение, по-прежнему уже в течение более 4,5 лет, неисполнялось. В этот момент моя доверительница обратилась ко мне за добрымсоветом: что делать, чтобы заставить приставов исполнять решение?

Первым делом яподготовила очередную разгромную жалобу в Управление Федеральной службысудебных приставов по Краснодарскому краю, но мы с доверительницей отличнопонимали, что это едва ли сильно продвинет дело. Поэтому у нас обоиходновременно возник вполне естественный вопрос: а нельзя ли каким-то образомнаказать приставов рублём? Но в какой форме должно быть такое взыскание?

Гражданский кодекс встатье 16 прямо разрешает взыскивать с органов государственной власти убытки,причинённые их незаконным бездействием. Однако для того, чтобы это сделать всуде необходимо доказать сам факт убытков, их размер и причинно-следственнуюсвязь между бездействием приставов. В случае моей доверительницы доказывать этиобстоятельства было нечем.

Другой вид денежноговзыскания — компенсация морального вреда. В отличие от убытков здесь неттрудностей с доказыванием. По некоторым категориям дел, например, по делам озащите прав потребителей, Верховный суд РФ ориентирует суды на то, что в случаенарушения права гражданина моральный вред предполагается.

Однако здесьвозникают серьёзные трудности в поиске подходящего правового обоснования.Исходя из простого здравого смысла совершенно очевидно, что если гражданинполучил решение суда и это решение по вине приставов долгое время неисполняется, то гражданин испытывает от этого определённые страдания инеудобства.

Тонкость здесь в том, что по Гражданскому кодексу далеко не всякиестрадания подлежат компенсации. По ст. 150 и 151 ГК РФ моральный вредвозмещается только в случае нарушения так называемых «личных неимущественныхправ» или посягательств на «принадлежащие гражданину нематериальные блага».

Кним относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личнаянеприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенностьчастной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свободапередвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина,авторство и ряд других.

В случае нарушения имущественных прав, моральный вредкомпенсируется только в случаях, прямо указанных в законе.

Какое право моейдоверительницы нарушено приставами? Право на деятельность государства в лицеприставов, по исполнению судебного акта.

Данное право по своей природе неявляется ни личным неимущественным правом, ни нематериальным благом, ниимущественным правом, оно вообще не является правом гражданским.Это право является по своей природе публичным.

В случае нарушениятаких прав закон компенсации морального вреда прямо не предусматривает. Какбыть?

Мне было известно, чтоещё в 90-е годы прошлого века Европейский суд по правам человека признал запортугальской компанией «Коммингерсоль» право на возмещение неимущественноговреда, причинённому ей действиями государства, нарушившего сугубо имущественныеправа этой компании (там было дело связанное с векселями, в подробности сейчасвдаваться не буду). Затем мне удалось найти свежую судебную практикуарбитражных судов по делу, в котором одна компания выиграла дело в арбитражномсуде Москвы: ей удалось взыскать с Российской Федерации 70 000 руб. компенсации задлительное неисполнение судебного акта.

В результате мною дляклиента была сформулирована следующая правовая позиция:

«Согласно ч. 2 ст. 13ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательнымидля всех без исключения органов государственной власти, органов местногосамоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организацийи подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве» содержащиеся в исполнительномдокументе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем вдвухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства.

Между тем, вустановленный законом срок Отделом Службы судебных приставов …не было принятозаконных, полных и достаточных мер к выполнению исполнительных действий, истицане извещалась о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результатах ипричинах невозможности исполнения судебного акта в установленный срок.

Решение суда со днявозбуждения исполнительного производства не исполняется уже более 5 лет. Всёэто время истица находилась в состоянии неопределённости относительноисполнения судебного акта. Тот факт, что исполнительное производство по делудлилось сверх разумного срока, причинил истице неудобство и длительную неясность.

Незаконным бездействиесудебных приставов исполнителей истице причинены нравственные страдания,связанные с длительным отсутствием у неё результата в виде фактическиисполненного вынесенного в её пользу решения суда.  В данной связи,логично предположить, что истица находилась в состоянии неопределённости, чтооправдывает присуждение компенсации морального вреда.

Согласно ст. 1069 ГКРФ вред, причинённый гражданину в результате незаконных действий (бездействия)государственных органов либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению.Вред возмещается за счёт соответственно казны Российской Федерации, казнысубъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

Источник: https://advocate-smyk.ru/kak-vzyskat-s-sudebnyh-pristavov-moralnyj-vred/

Понятие закона
Добавить комментарий